Финита ля комедия. Спекулянтов призвали к ответу

Финита ля комедия. Спекулянтов призвали к ответу

Константин Двинский

Начало специальной военной операции России на Украине спутало все карты не только военным стратегам блока НАТО, но и отечественным толстосумам. Они полагали, что сумеют выдерживать давление государственников и мало-помалу восстанавливать свои позиции, обеспечивая спокойный вывоз собственных сверхдоходов за рубеж. Однако жесточайшее санкционное давление со стороны США и Европейского союза привело к тому, что сейчас крупные предприниматели вынуждены определиться: либо они начинают играть по правилам государства, либо просто уходят с рынка.

Есть ли в России олигархат? На самом деле вопрос непраздный и весьма спорный. С одной стороны очевидно, в нашей стране есть прослойка людей с колоссальными доходами и состоянием. Эти господа весьма влиятельны, имеют крупные активы как дома, так и за границей. С другой же, степень их влияния на определение политического курса в стране минимален. Благодаря резким и даже в какой-то степени дерзким шагам русского лидера в начале 2000-х годов олигархи, по сути, перестали быть олигархами, превратившись просто в сверхбогатых людей. Ведь сущность греческого слова ὀλιγαρχία – «власть немногих». Именно власть. Её-то и утратили березовские и ходорковские.

Время строптивых олигархов – в прошлом

Однако они утеряли контроль над политической сферой, не экономической. Здесь денежные мешки чувствовали свою силу и вовсю её проявляли. Взять хотя бы историю с металлургами. В списках Forbes магнаты металлургической отрасли стабильно занимают первые места. Все постсоветские годы эти люди ощущали себя на коне и регулярно, выражаясь словами первого заместителя председателя правительства Андрея Белоусова, «нахлобучивали» государство – пользуясь мировой ценовой конъюнктурой, взвинчивали цены на внутреннем рынке, прибыль же выводили в офшорные юрисдикции.

Времена изменились. Россия уверенно идёт к обретению экономического суверенитета, а специальная военная операция на Украине лишь подстегнула этот закономерный процесс. И вот заместитель главы Министерства промышленности и торговли Виктор Евтухов проводит совещание с представителями металлургической отрасли. Даже не министр, а замминистра. И риторика государственного чиновника кардинально отличается от того, что мы слышали столько лет. Вместо подобострастия или осторожности в отношении «небожителей» – жёсткий ультиматум, будто армейский.

Товарищи производители. Цены, которые сегодня установлены на основные виды металлопродукции, нас не устраивают. Цены должны быть опущены. Для этого вы предоставляете нам себестоимость своего производства. Максимум наценка, которую мы можем вам разрешить, – 20%, может быть, 25%. Цены должны быть пересчитаны у всех… Кто не хочет – тех с рынка нафиг,

– сказал как отрезал замминистра.

Надо понимать: металлургия – важнейшая отрасль не только для отечественного экспорта. Металлы определяют конечную стоимость любой стройки в России, производства огромной номенклатуры товаров. А между тем десятилетиями внутренние потребители металлургической продукции вынуждены были ориентироваться на цены Лондонской биржи, хотя практически вся отрасль работает на замкнутом цикле (лишь по алюминию сырьё частично завозят из Африки). Представьте, что внутренние цены у нас подгоняли бы под мировые, например, на бензин. Цена скакнула бы в 2–2,5 раза. Можно ли себе такое представить? Вряд ли. Россия – нефтедобывающая страна, поэтому цена бензина у нас существенно ниже, чем, скажем, в Европе. Поднимать ценник – значит вызвать социальный взрыв. А цену на металл при этом меряли по заграничным меркам! Больше такого, надеемся, не будет. Россия обязана пользоваться своими преимуществами, среди которых огромная сырьевая база – едва ли не ключевое.

Контролировать нужно не только металлургов

За этот подход государственники ратовали давно. Государственное регулирование ценообразования должно войти в моду и стать привычным. И металлургия не должна являться исключением. Правительство должно постоянно мониторить и регулировать стоимость основных социально значимых товаров, в том числе детских. Пока же говорить о полноценном и строгом регулировании не приходится. Минпромторг, к примеру, на днях признал, что отдельные торговые сети, особенно на Дальнем Востоке, завышают ценник на сахар – до 125 рублей за килограмм. И такие случаи, увы, повсеместны.

Государство вводит довольно жёсткое регулирование внешней торговли. Оно должно ограничить вывоз продовольственных товаров и обеспечить сохранение оптимальных цен на внутреннем рынке. Но таких цен, которые были бы ниже, чем мировые цены и были бы защищены от ослабления рубля, довольно сильного, которое произошло у нас в последние несколько месяцев. Так что нельзя сказать о том, что правительство не принимает мер. Меры как раз принимаются. Это меры по ограничению вывоза, даже запрету вывоза целого ряда продовольственных товаров, включая зерно, растительное масло. Я думаю, что эти ограничительные меры будут действовать длительное время и будут касаться большого перечня продуктов питания, продуктов земледелия и животноводства, удобрений и даже горюче-смазочных материалов. То есть в целом будет создаваться оптимальный внутренний ценовой климат. Настолько, насколько это возможно в условиях такой сильной атаки на рубль, русские резервы, для того чтобы сдержать рост цен. И эта политика может сработать. Хотя, конечно, избежать повышения цен на промышленные товары будет сложно. Практически нереально,

– считает экономист, директор Института нового общества Василий Колташов.

По сути, правительство уже предпринимает шаги, которые должны ограничить вывоз продовольствия из нашей страны с целью его сохранения для внутреннего потребителя так, чтобы на внутреннем рынке было больше товаров. Крайне важно иметь более тесные соглашения о торговле со странами, входящими в ЕАЭС. Создавать внутренний евразийский ценовой климат как в рамках Евразийского экономического союза, так и в рамках сотрудничества с отдельными государствами, такими как Азербайджан, Иран, Китай, Индия. Для того, чтобы мы могли иметь оптимальные цены и они также были защищены от роста мировых товарных цен. Потому что всюду правительства сейчас переживают из-за того, что вслед за падением рубля упали многие валюты, например казахстанская валюта тенге. Рубль упал в 1,5 раза к доллару, тенге – в 1,2 раза. Это такое стандартное снижение. Переживает правительство и из-за роста мировых цен на продовольствие, поэтому здесь нужно создавать широкий блок, который обеспечит нам оптимальные условия, уверен аналитик.

КолташовДиректор Института нового общества Василий Колташов. Фото: Телеканал Царьград

Но плюс ко всему необходима реальная фактическая либерализация внутренней торговли, то есть, если внешняя торговля должна находиться под жёстким, очень внимательным контролем, то внутренняя торговля должна быть предельно свободная, для того чтобы мелкие производители имели доступ на рынок, имели доступ к потребителю и могли конкурировать.

Это очень важно сделать, поскольку без этого может возникнуть интерес у ретейлеров, у крупных производителей сыграть на повышение, как бы правительство ни пыталось этот процесс сдержать. Для того чтобы мелким производителям открыть доступ, для этого нужна политика народных рынков, или привозов, как они назывались у нас традиционно, на юге России по крайней мере точно. То есть рынков, куда могут фермеры привезти продавать свою продукцию. Это налоговые льготы, очень мягкий налоговый режим для производителей, в том числе и особенно мелких производителей.

Но самое главное, чтобы всё необходимое было внутри страны, а не утекало за границу, где рост цен оказывается очень большим. И нам нужно, чтобы этот рост, во-первых, продолжался, что скорее всего и будет, во-вторых не распространялся на нас. Вот такая непростая задача,

– подытожил Колташов.

Что с того?

Действительно, кабмину пора признать очевидное: время экономического либерализма, фритредерства ушло навсегда. «Государство как ночной сторож», «невидимая рука рынка» – все эти мантры показали свою абсолютную непригодность в условиях противостояния с геополитическими конкурентами России. Поэтому пора государству показать свою ответственность перед гражданами и начать строгую регуляцию.

Власть должна регулировать цены на базовые товары, которые производятся на территории России. По простейшим товарам (к которым относится и сахар, цена на который сейчас скакнула, и многое другое) необходимо полное огосударствление отраслей. Что же касается импортных товаров, особенно потребительских, то здесь регулирование цен приведёт к дефициту, поэтому необходимо значительным образом расширять выпуск данных товаров и услуг путём предоставления дешёвых кредитов малому и среднему бизнесу. Однако здесь мы упираемся в ставку Центробанка. Пока она слишком высока – 20%. Впрочем, надеемся, что после стабилизации ситуации и победоносного завершения спецоперации на Украине её приведут к нормальному значению, как уже было после кризиса 2014 года.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here